Севастопольский регион

Первый памятник, установленный на земле Севастополя, высится в начале современного Матросского бульвара. Это дань памяти о подвиге, который совершили матросы брига «Меркурий» под командованием капитан-лейтенанта Александра Ивановича Казарского.

Будущий герой Александр Казарский родился в 1797 году. В 1814 году он окончил Николаевское штурманское училище.

И уже в 17 лет начал служить на боевых кораблях, входивших в состав Черноморского флота. В 1828 году лейтенант Казарский командовал бригом «Соперник», отличившемся при взятии городов Анапы и Варны. За свои умелые действия капитан брига получил звание капитан-лейтенанта и в качестве награды получил именную саблю с гравировкой «За храбрость», а также назначен командиром брига «Меркурий».

Памятник Казарскому в Севастополе

Бриг «Меркурий» в 1820 году сошел со стапелей Севастопольской адмиралтейской верфи. Основным материалом для изготовления этого судна был крымский дуб. Корабль получился небольшим, но быстроходным. На его вооружении стояло 18 пушек. Корабль предназначался для ведения разведки или для переправки посылок. «Меркурий» входил в состав Черноморского боевого флота на протяжении 30 лет, но в момент отступления русских войск на Южной стороне Севастополя вместе с прочими кораблями эскадры в августе 1855 года был затоплен.

Но до этого бриг «Меркурий» успел славно повоевать под командованием храброго капитана Казарского. Так в ходе военных действий на Балканах и Кавказе суда Черноморского флота блокировали турецкие порты, стараясь при этом разорвать вражеские коммуникации. Очень важно было перекрыть турецким кораблям проход через пролив Босфор, поэтому на выходе из него постоянное дежурство несли русские корабли.

14 мая 1829 году после завершения патрулирования возвращались бриги «Меркурий», «Орфей» и фрегат «Штандарт». Неожиданно на них вышла турецкая эскадра в составе 6 линейных кораблей. Русские капитаны решили не принимать бой, а уходить для соединения с основным флотом. «Орфею» и «Штандарту» удалось осуществить маневр, а «Меркурий» задержался. У экипажа нарисовалась неприятная перспектива спустить флаг, сдаться в плен и обрести позор.

Пара турецких кораблей, а именно 74-х пушечный «Реал-бей» и 110-и пушечный «Селимие» пустились в погоню за скромным русским бригом. Турки уже предвкушали легкую победу, с ней награды, добычу и премии.

На заседании военного совета брига «Меркурий» было принято единогласное решение – флаг не спускать, а принять бой и вести его до последнего патрона, а при угрозе захвата, взорвать свое судно и ближайший корабль противника. Рядом с крюйт-камерой, в которой находился склад пороха, для такой крайней цели был оставлен заряженный пистолет. В критической ситуации их него предстояло произвести выстрел по боеприпасам для их детонации.

Когда турецкие моряки поняли, что маленькое русское суденышко не собирается сдаваться, а напротив, намерено атаковать, они были шокированы. В своих воспоминаниях о том бое офицер «Реал-бея» писал, что они поняли намерения капитана брига – тон сдаваться не планирует, а при потере всяческой надежды взорвет свой корабль. Такой поступок русского офицера достоин помрачить деяния предков, а храбрость капитана такова, что в обязательном порядке должна быть занесена на скрижали храма славы золотыми литерами.

Бой продолжался 4 часа. Турки зажали русский бриг в клещи, но командир так успешно командовал судном, что во время маневрирования «Меркурий» смог нанести такелажу и рангоуту обоих вражеских кораблей такие повреждения, что неприятель был вынужден первым выйти из боя. Уж турки никак не планировали стрелять по своим крюйт-камерам.

С 22-мя пробоинами и 297-ю другими повреждениями «Меркурий» сохранил плавучесть и смог направиться на соединение с основными силами флота.

Мужество, непомерная отвага, преданность флагу и верность долгу экипажа брига «Меркурий» по достоинству были оценены самим Императором. Казарского он наградил орденом Святого Георгия Четвертой степени, вручил погоны капитана второго ранга и произвел во флигель-адьютанты, то есть Казарский стал членом царской свиты. Все офицеры корабля получили внеочередные звания, а весь экипаж двойную пожизненную пенсию. В офицерских гербах добавился пистолет – тот, который лежал у входа в крюйт-камеру.

Сам бриг был удостоен наивысшей корабельной награды – кормового Георгиевского флага, что на геральдическом языке означает «корабль-герой». Император Николай Первый был настолько потрясен мужеством матросов, что издал Приказ, гласящий о том, чтобы в состав русского флота всегда входил корабль под названием «Память Меркурия».

А. Н. Казарский получил назначение на должность командира фрегата «Поспешный», а позже – «Тенедос», и снова участвовал в морских сражениях. В 1831 году Казарский сошел на берег в чине капитана первого ранга. В 1832 году он вошел в состав инспекции, контролировавшей строительство водопровода для городского Адмиралтейства.

В 1833 году Казарский ненадолго покинул Севастополь и отправился в Николаев, где в возрасте 36 лет скоропостижно скончался. Существует версия, и вполне обоснованная, что герою и гордости русского флота и любимцу императора в пищу подмешали яд. Ведь не секрет, что всегда на Земле жили люди, для которых личности типа Казарского являлись камнем преткновения и мешали жить.

Известие о смерти Казарского застало жителей Севастополя врасплох. Первым пришел в себя начальник флотского штаба М. П. Лазарев. Он организовал сбор средств для будущего памятника. Офицерам удалось собрать 12 тысяч рублей. На эти средства архитектор А. П. Брюллов, брат знаменитого художника, разработал проект и соорудил на Малом бульваре монумент. На усеченной пирамиде из крымского известняка установлен отлитый из чугуна античный корабль – боевая трирема. В боковых нишах расположены изображения Богов: античной Ники – Богини победы, Нептуна – Бога морских глубин и Меркурия – покровителя мореплавателей. Также имеется выбитая фраза: «Казарскому. Потомству в пример». Эту надпись придумал никто иной как Император Николай Первый. А слова эти непостижимым образом определили дальнейшую судьбу Севастополя.

Корабли «Память Меркурия» в самом деле неоднократно бороздили просторы морей и океанов. Последний корабль с таким названием погиб на глазах наших современников холодной январской ночью 2001 года в акватории Черного моря. Скромный сухогруз, спущенный на воду в 1965 году, совершал рейс из Стамбула в Евпаторию. Некогда судно входило в состав гидрографической службы Черноморского флота, но к тому злополучному году имело иного хозяина и под легендарным именем курсировало между Крымом и Турцией.

На море разыгрался 4-х бальный шторм. Вдруг судно накренилось на борт и моментально пошло на дно. На корабле находилось 52 пассажира и членов экипажа. Спастись удалось 32 человекам. Остальные погибли во время эвакуации или на плотах от страха и переохлаждения. В момент эвакуации на корабле возникла паника – погас свет. Сигнал СОС моряки не успели передать, или призыв о помощи просто не услышали. В результате поисковых работ первый плот со спасенными удалось обнаружить на вторые сутки после кораблекрушения. Все эти часы люди мерзли под ледяным дождем и в холодной воде, ведь температура воздуха была около нуля.

В качестве вероятной причины гибели корабля было названо смещение грузов в трюме почтенного теплохода.

Гибель последнего корабля «Память Меркурия» стала поводом для создания совместной спасательной службы Черноморского флота России и Военно-Морских Сил Украины.