Имения и дома Крыма

Имение «Саблы»

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 0.00

История имения «Саблы» начинается в 1787 году, когда граф Мордвинов получил неподалеку от Симферополя 3,5 тысячи десятин земли в дар от Г. А. Потемкина. В имении было 58 дворов и 310 жителей. В 1802 году адмирал Мордвинов продал земли и все, что на них было А. М. Бороздину, для которого «Саблы» стали первой здешней усадьбой. Новый хозяин для обустройства обширной территории выписал из Франции некого господина де Сера – ученого-химика и коллегу Лавуазье. Кроме того, Бороздин перевез из Киевской губернии своих крепостных, коих набралось 90 семей.

Через 10 лет интенсивной садоводческой деятельности угодья господина Бороздина стали приносить доход и привлекать гостей. В Путеводителе по Крыму тех лет говорилось о прекрасных фруктовых садах господина де Сера, отличавшихся обильным урожаем и разнообразием фруктовых плодов. Сады имения «Саблы» были и первым в Крыму рассадником, который поставлял всем желающим необходимые запасы фруктовых деревьев.

В Крымском имении Бороздина заработала суконная фабрика, чуть позже – кожевенный завод, а генерал-губернатор уже задумывался о постройке фабрики для выпуска химических продуктов. У дороги, ведущей из Симферополя на Южный Берег Крыма располагался ресторанчик, который приносил Бороздину скромный, но постоянный доход. А еще в «Саблах» разводились овцы и шелкопряды, и вовсю молола муку водяная мельница.

Одним словом, усадьба процветала. Традиционный русский барский дом встречал всех, кто держал путь к Южному Берегу через имение «Саблы». У проезжего люда создавалось ощущение, что это не Крым, а самая настоящая среднерусская полоса, где вело свою привольную жизнь русское дворянство. Все здесь напоминало деревеньку, обычную для России или Украины, но совершенно несвойственную для Крыма. Чисто побеленные избы с открытыми окнами располагались посреди фруктового сада, выходившего к прямым и широким улицам. За деревушкой были загоны для скотины, конюшня, сеновалы, сараи, амбары и прочие хозяйственные постройки. А за ними – многие десятины фруктового сада, посреди которого шла старинная широкая каштановая аллея. По этой аллее можно было попасть к господскому дому, минуя по дороге парк с беседками, фонтанами и замысловатым переплетением дорожек.

Барский дом имел крытый балкон, широкую лестницу, большой красивый цветник и фонтан перед входом. Если идти пешком от помещичьего дома в деревню, то по дороге можно было набрести на древнюю церквушку.

Это все было совершенно не свойственно Крымскому полуострову, но очень радовало многих путешественников, проведших много времени вдали от родного дома.

В имении Бороздина бывали многие выдающиеся люди того времени. Точно не известно, но вполне допустимо, что в «Саблах» останавливался Пушкин и Раевские в период своих путешествий по Крыму. Дело в том, что хозяин имения состоял в родственных отношениях с героем Отечественной войны 1812 года Н. Н. Раевским. В усадьбе под Симферополем бывали декабристы – князь Волконский и граф Орлов, а в 1825 году в «Саблы» наведался Грибоедов, спасавшийся от столичной суеты.

Задержаться на пару-тройку дней в доме Бороздина считали за счастье все Крымские путешественники. В последствии они в один голос твердили о «гражданине вселенной» Бороздине – радушном хозяине, обладавшем благородством и оставлявшем о себе невероятно теплые воспоминания.

В 1828 году имение «Саблы» выкупила графиня Лаваль

От нее в качестве наследства имение перешло к дочери Е. И. Трубецкой, которая была женой декабриста князя С. П. Трубецкого. Когда декабрист был сослан в Сибирь, жена отправилась вслед за ним. Там у них родилась девочка по имени Елизавета. Впоследствии она стала женой сына декабриста В. Л. Давыдова, и в приданое получило огромное имение под Симферополем. Во время Первой обороны Крыма в 1854-1855 годах в «Саблах» приняли 120 раненых бойцов, в господском доме устроили госпиталь. В собственности Давыдовых имение оставалось до самой Октябрьской революции.

Сегодня здешнее село называется Каштановка – так местность стала именоваться из-за каштановой аллеи, но былого величия тут уже не чувствуется. От кожевенного завода и суконной фабрики не осталось и следа, но печальнее всего то, что погибает старинный парк. Тропинки его заброшены, скамейки уничтожены, а фонтан давно не действует, поскольку разудалое строительство на пригорке повредило качественно уложенные под землей трубы. Первое на мусульманских землях истинно русское имение сегодня поделено между несколькими организациями, которым нет дела до сада и каштановой аллеи. А кажется, что совсем недавно тут по тропинкам меж деревьев ходил Грибоедов, и романтические вечера устраивали дочери Бороздина, а путешественники восхищались парком и гостеприимностью радушного хозяина.

Будем благодарны за любые комментарии:

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить